Как курды стали причиной сближения Турции с Израилем (и две другие причины соглашения)








© 2015 Азия Бизнес Консалтинг
разработка сайта -iPax

2016-06-30 22:33

Турция фото, новости Израиля

В минувшие выходные появились новости о том, что Израиль и Турция наверстывают упущенное. Разговоры об этом шли в течение последних трех-четырех  лет, но до сближения дело так и не доходило. Были надежды на то, что Иерусалим и Анкара быстро наладят отношения после визита президента США Барака Обамы в Израиль в марте 2013 года.

В качестве уступки "одержимому" (как тогда премьер Биньямин Нетаньяху, пользуясь вашингтонским жаргоном, называл Реджепа Тайипа Эрдогана, который был премьером Турции до того, как занять президентский пост), израильская сторона принесла извинения за печально известный конфликт у берегов Газы, произошедший в 2010 году. Однако сближения не произошло. Переговоры между турецкими и израильскими дипломатами затянулись и шли с разной степенью интенсивности в последующие годы. Эпизодически распространялись слухи и пресс-доклады о неизбежных прорывах. Но МИДы обеих стран имеют ограниченное влияние на внешнюю политику, и процесс находился в руках национальных лидеров. Но ни Нетаньяху, ни Эрдоган, казалось, вовсе не были заинтересованы в сближении.

В сегодняшнем официальном говорится, что Израиль и Турция восстанавливают дипломатические отношения, и это само по себе не вызывает удивления. Но эта сделка вряд ли даст начало рассвету израильско-турецких отношений.

Прежде чем попытаться разобраться в причинах сближения,  произошедшего  именно сейчас, а не год  или два назад, важно проанализировать, почему  Израиль и Турция, которые были близкими стратегическими партнерами в течении короткого периода времени в конце 1990-х и начале 2000-х годов, попали в подобную ситуацию. В результате конфликта у берегов Газы, в ходе которого турецкий паром попытался прорвать морскую блокаду региона, погибли восемь турецких граждан и один турок с американским гражданством. Этот инцидент часто упоминается в качестве главной причины. Он стал, конечно,  пиком кризиса отношений, но сам кризис начался за несколько лет до инцидента, в декабре 2008 года.

Немногие помнят, но в конце 2000-х годов на Эрдоган, в бытность премьером, и его министр иностранных дел Ахмет Давутоглу наблюдали за непрямыми переговорами между израильскими и сирийскими правительствами. Кульминация этих событий произошла в декабре 2008 года, когда Эрдоган принимал премьера Израиля Эхуда Ольмерта в своей резиденции в Анкаре и одновременно проводил телефонные переговоры с сирийским лидером Башаром Асадом.

В тот вечер Эрдогану пришлось заниматься мини-версией "челночной дипломатии": он разговаривал по телефону с Асадом в одной комнате, затем просил его подождать, шел в другую комнату, чтобы поговорить с Ольмертом, пытаясь убедить двух противников начать прямые переговоры.

Эрдогану не удалось добиться результата, и Ольмерт через несколько дней после возвращения в Иерусалим, начал операцию "Литой свинец" в ответ на палестинские ракетные обстрелы Израиля с территории сектора Газа. Военные действия длились в течение трех недель. В ходе операции погибло около 1400 палестинцев и 30 израильтян. Эрдоган был в ужасе. Ольмерт не говорил ему о том, что военная операция была неизбежна, а тот факт, что эта операция была осуществлена вскоре после визита израильского премьера в Анкару выглядел так, будто Эрдоган был замешан во вторжении Израиля либо был слишком слаб, чтобы остановить его.

В итоге израильтяне были оправданы, поскольку ХАМАС осуществлял непрерывные ракетные обстрелы. Однако Ольмерт, который сейчас отбывает срок в тюрьме по обвинению в коррупции, был не в состоянии оценить стратегическую обстановку. Если бы израильский лидер был более проницательным, то он мог бы обратиться к Эрдогану за помощью в Газе. Дело в том, что израильтяне доверяют Эрдогану в сирийском вопросе гораздо больше, чем в вопросе Палестины. Ольмерт мог бы, сыграв на тщеславии Эрдогана, попросить его использовать свои хорошие отношения с ХАМАС, чтобы остановить ракетные обстрелы.

Если бы Эрдогану удалось добиться успеха в этом вопросе, то не было бы необходимости проведения военных операций в секторе Газа, а кризиса в израильско-турецких отношений можно было бы или вообще избежать, или, по крайней мере, его отсрочить.

Если бы премьеру Турции не удалось уладить вопрос, и Ольмерту все равно пришлось бы начать операцию "Литой свинец", по крайней мере, он мог бы утверждать, что испробовал все средства и даже просил Эрдогана как покровителя ХАМАС, вмешаться. Это была бы работа на перспективу.

Недовольство турецкой стороны проявилось почти сразу после проведения операции "Литой свинец". Казалось, что Эрдоган и его Партия справедливости и развития (ПСР) получают политические дивиденды от антиизраильских и антиеврейских настроений, которые они раздували. Какое-то время Эрдоган критиковал Израиль на каждом мероприятии. Казалось, что это отражение странной одержимости против евреев, которая имеет смысл, в виду того, что Эрдоган и его партия были последователями «Национального взгляда» (Милли Гёрюш) - движения, которое изначально не скрывало своей враждебности по отношению к Израилю, израильтянам и евреям в целом.

Почему именно сейчас?

Есть три причины, почему соглашение необходимо туркам именно сейчас.

Во-первых, Израиль и Кипр обладают огромными запасами природного газа. На протяжении года делались намеки на необходимость и перспективность переговоров для решения кипрской проблемы и воссоединения острова. Кажется, соглашение с Израилем предвещает газовое благоденствие в Восточном Средиземноморье.

Во-вторых, политика Анкары на Ближнем Востоке обернулась полным провалом. Ставка на то, чтобы стать лидером Ближнего Востока после "арабской весны" была, скорее,  основана на мифах о силе элиты ПСР, в которых партия сама себя убедила, чем на ее фактической способности к лидерству в регионе. Шансы на то, что Саудовская Аравия, Египет и ОАЭ позволят Турции играть роль лидера были минимальными. С лета 2013 года и до недавнего периода времени у Анкары были плохие отношения с Эр-Риядом, Абу-даби, Каиром, Иерусалимом и Багдадом -  со всеми крупными столицами в регионе. Эрдоган вынудил Давутоглу уйти с поста премьер-министра 5 мая текущего года, сделав его козлом отпущения неудачной региональной политики Турции, приведшей к изоляции. А последствия для самого президента оказались минимальными. Давутоглу был архитектором грандиозных амбиций Турции на Ближнем Востоке в качестве советника, а затем и министра иностранных дел в течение последних пяти лет пребывания Эрдогана на посту премьера. Однако не стоит забывать о том, что Эрдоган также стоял у истоков идеи о том, что Турция (и он сам) должна стать лидером на Ближнем Востоке.

Третья причина - ситуация в Сирии, повлекшая провал политики Анкары на лидерство в регионе. Общественное недовольство обернулось гражданской войной, а та стала причиной роста джихадистского насилия. Теперь в Сирии соперничают великие державы, разрушая ее и приводя к миграции населения. Ни одна страна, включая Соединенные Штаты, не сумела справиться с проблемой достойно.

Турции необходимо сделать все возможное, чтобы управлять массовым притоком беженцев, число которых составляет почти три миллиона.

Кроме того, политика Анкары в отношении Сирии отличается принятием одного неразумного решения вслед за другим. Сначала Турция сочла, что могла бы убедить Асада приступить к реформам на ранних стадиях кризиса. В Анкаре думали, что могли бы координировать и руководить сирийской оппозицией,  закрывала глаза на джихадистов, которые с помощью Турции принимали участие в борьбе против Асада, а затем и вовсе скооперировались с экстремистскими группами. Анкара неохотно позволяла членам антиигиловской коалиции использовать турецкие аэродромы, а потом и вовсе сбила российский бомбардировщик. Турецкие власти не заметили, как их нежелание вступить в борьбу против ИГИЛ, чтобы задушить курдский национализм, привело к тому, что курдские кошмары Анкары начинают воплощаться в реальности.

Теперь курды толкают Турцию на сближение с Израилем. Израильтяне уже давно стремились поддерживать тесные связи с неарабскими группами в странах Ближнего Востока, чтобы смягчить региональную изоляцию Иерусалима. В этом заключалась логика отношений между Израилем и Турцией. Израильтяне уже давно поддерживают курдскую независимость в Ираке, что не нравилось Анкаре, правда, в последнее время не так сильно, учитывая тесные связи между ПСР и президентом Регионального правительства Курдистана Масудом Барзани.

С возникновением федерации в северной Сирии, также известной как Сирийский Курдистан, или Западный Курдистан, турки оказались в беде. Сирийские курды пока еще не контролируют полностью эту территорию: есть  очаги, на  которых доминируют повстанческие силы, сирийский режим или отряды ИГИЛ, но это лишь вопрос времени.

Турция хочет предотвратить любую возможность поддержки независимости сирийских курдов в регионе, именно поэтому она решила наладить отношения с Иерусалимом. Что еще более важно, турки, похоже, считают, что если придерживаться принципа "что было, то прошло" в отношениях с  израильтянами, то к их проблемам с сирийскими курдами прислушается случайный покровитель Западного Курдистана - США.

В попытке победить ИГИЛ, Вашингтон начал искать союзников, которые могли бы воевать на земле, в то время как сами американцы будут продолжать бомбить позиции лидера ИГИЛ Абу Бакра аль-Багдади с воздуха. Иракские и сирийские курды решились помочь, правда, по отдельности, в то время как турки вообще проигнорировали запрос.

Спустя два года США признали Отряды народной самообороны Сирии или YPG  эффективным союзником в борьбе против ИГИЛ. У Анкары возникла проблема - Курдская рабочая партия Турции (РПК), террористическая организация, которая вела войну с турецким государством с середины 1980-х, встала на сторону YPG после того, как сирийское ополчение военизировалось. Сейчас две группы сохраняют тесные контакты. Турки рассматривают YPG и РПК как одну и ту же группу. То есть, с точки зрения Анкары, США, союзник Турции по НАТО, способствует созданию террористического государства на турецкой границе, которое может скооперироваться с преимущественно курдским населением юго-востоке Турции, подвергающемся атакам стороны турецких военных и полиции в ответ на насилие РПК. По какой-то причине, турецкое руководство уверено, что израильтяне и их сторонники могут помочь в решении этой проблемы  также, как в свое время Израиль убедил Обаму усмирить египтян.

Не случайно то, что Эрдоган провел две встречи с лидерами еврейской общины Америки прошлой весной. Не совсем понятно, получат ли турки ту поддержку от  Израиля в США, на которую они рассчитывают, но израильтяне - мастера реальной политики, и выбирая  между турками и курдами, они, скорее всего, будут на стороне Анкары.

Со своей стороны Израиль отошел от своего принципа lo maziz lanu (буквально - "это нас не касается"). Все вроде бы тихо в Газе, отношения с Египтом довольно хорошие, связи с Саудовской Аравией и ОАЭ развиваются, Кипр и Греция - новые партнеры, и турецкое руководство доказывает снова и снова, что не является антисемитским и антисионистским.

То же самое можно сказать и о Египте. Но Турция не Египет, который уступает только США в списке приоритетов Израиля.

Тем не менее израильтяне тоже кое-что получат от этой сделки: ХАМАС покидает Турцию (хотя есть основания полагать, что этого может не случиться), израильтянам не придется снимать блокаду сектора Газа, чего давно требуют турки, а Турции будет предоставлена возможность восстановить Газу. Некоторые полагают, что это может привести к стабильности в регионе. Израильтяне также установят нормальные отношения с Турцией, на условиях Израиля, конечно.

Так в чем же суть "большой сделки"? 

Не уверен, что это такая уж важная сделка, как ее пытаются представить. Конечно, она положит конец периоду отчужденности двух американских союзников на Ближнем Востоке, что само по себе хорошее явление. Однако сложно понять, насколько сильно все изменится. В прошлом аналитики говорили о потенциале сотрудничества в области безопасности и обмена разведанными, но это кажется маловероятным. Турки сражались изо всех сил, чтобы не дать израильтянам доступ к разведанным НАТО, разоблачили агентскую сеть Израиля в Стамбуле, и всячески стараются помешать израильтянам принимать участие в военных учениях НАТО, проводимых на территории Турции, не давая разрешение на вылет израильского военно-транспортного самолета  в Польшу для посещения Освенцима представителями Армии обороны Израиля. Следует добавить к этому февральскую декларацию Эрдогана от 2013 года о том,  что "сионизм является преступлением против человечества".

Учитывая все вышеперечисленное, Израиль, вероятно, удовлетворен соглашением, но недоверие и обида остаются. Со стороны Турции это соглашение стало результатом слабости Анкары, руководство которой не может удержать свои позиции. Но когда исчезнут сенсационные заголовки в газетах, и страны обменяются послами, политические и дипломатические связи между Израилем и Турцией, скорее всего, будут такими же, как и сейчас, а не как ожидается. Они останутся уязвимыми в связи с событиями в секторе Газа, на Кипре, а также в виду отношений Израиля с курдами в регионе. Другими словами, не такая уж и важная сделка.


Источник: www.vestikavkaza.ru