Владимир Познер: «Бывают такие ситуации, когда нужно нарушать свои принципы»








© 2015 Азия Бизнес Консалтинг
разработка сайта -iPax

2016-03-31 23:32

Пакистан видео

Теракт, который был в Пакистане, в Лахоре, он ужасен, но еще более значим, если вспомнить, что незадолго до этого был теракт в Брюсселе и уж не очень задолго до этого - в Париже. Я думаю, что постепенно начинают понимать, что та политика открытых дверей, которая практиковалась и пока еще, формально по крайней мере, практикуется в отношении так называемых беженцев, - оказалась очень опасной. Потому что было очевидно любому думающему человеку, что в этих неконтролируемых гигантских потоках, конечно же, легко внедрить людей - совсем не беженцев, а тех, которым даны вполне определенные задания. И теперь уже тяжело что-то с этим сделать. Можно закрыть, и сейчас пытаются закрыть въезд новым беженцам. Я говорю «так называемым», потому что далеко не все беженцы - есть просто мигранты. А это совсем другой коленкор с точки зрения отношения страны к их приезду. Ну, и наконец, есть просто террористы. Они уже, можно сказать, прибыли.

То, что было в Лахоре, то, что в Брюсселе, в Париже, - будет еще. Весь вопрос в том, где. Этого никто не знает, естественно. А может, кто-то знает. Я, например, не знаю: это может быть в Москве, это может быть в Берлине, в Лондоне, где угодно. И я продолжаю очень сильно опасаться того, что в какой-то момент население этих стран просто откажется дальше терпеть и возьмет, как у нас говорится, дело в руки, и будет большое-большое кровопролитие. И будут убивать - не потому, что знают, что террорист, а потому что араб. Потому что бородка, усики, цвет кожи, потому что так одет и так далее. Хотя среди этих людей есть и граждане этих стран, которые вообще никакого отношения ни к какому терроризму не имеют. На мой взгляд, это ответственность руководства, которое сочло очень важным поддерживать европейские традиции, и это прекрасная вещь. Но я всегда говорю так: вот если мы с вами играем в футбол, но только надо играть по правилам - ногами, а ваша команда играет еще и руками. Ну, я не могу у вас выиграть, это же понятно.

Так вот, эти люди - я имею в виду террористов - они ж не играют по правилам. У них свои правила. И поэтому я считаю, что бывают такие ситуации, когда нужно нарушать свои принципы, иначе невозможно справиться. Потому что они не подчиняются твоим правилам. Так мне кажется. Мне можно сказать, что я не политкорректен, что я совсем не демократичен, хотя я всегда считал себя и демократом, и либералом. Могут меня обвинить в чем-то - и на здоровье. Но пока никто не предложил способа справиться с тем, что происходит. А оно происходит и, более того, нарастает. И я был бы очень благодарен нашему правительству, если бы были приняты очень жесткие меры (кстати, к нам никто не бежит - это преимущество страны, в которой жить не очень хорошо, это не привлекает, не так, как в Германии. Так что нет худа без добра, как говорится)... - но если вдруг, то я буду очень признателен нашему недемократическому правительству и недемократическому президенту, если очень жестко поставят преграды и не пустят. Хотя в нашем случае это очень тяжело, учитывая состояние границ со странами Средней Азии. Но, как говорится, видно будет.

И третье, на что я хотел бы обратить ваше внимание, прежде чем вы сами будете спрашивать меня, - это все-таки любопытная, но очень частная вещь - дебаты, которые были у меня с господином Навальным на «Дожде».

История такая... Когда узбекская няня отрезала голову своей четырехлетней девочке, то есть девочке, за которой ухаживала, я в это время был в Англии. На следующий день мне позвонили из РБК и сказали: «А знаете, ничего об этом не было сказано на центральных каналах - ни на Первом, ни на России, ни на НТВ. Не кажется ли вам, что это, вообще говоря, цензура?». Я сказал, что, на мой взгляд, решение давать или не давать информацию - принимает, конечно, редактор, главный редактор. И когда ты даешь информацию, ты должен понимать, почему ты ее даешь. В данном конкретном случае, будь я главным редактором, я бы не дал, и вот почему. Этот случай ужасный - это ведь не отражение какого-то тренда и это не теракт. Это сумасшедшая женщина, услышав якобы голос Аллаха, - совершила это. Но она еще и узбечка, еще и мусульманка. И учитывая состояние в нашей стране, я был бы очень осторожен. По крайней мере не сказал бы, что она узбечка, и не сказал бы, что она мусульманка. Ну и как быть? Что тогда? А кто она? А как ее зовут? Поэтому надо быть чрезвычайно осторожным, ты должен понимать последствия. Вот моя точка зрения.

Источник: pozneronline.ru